"ХВАТИТ ИЗОЛЯЦИЙ, КОСМОС": АНАСТАСИЯ СТЕПАНОВА ТОМ, КАК СЛЕТАТЬ НА ЛУНУ, НЕ ПОКИДАЯ ЗЕМЛИ

Вся пресса

Четыре месяца без Интернета, друзей и домашней еды.

    Подъём — в семь, отбой — в одиннадцать. Ежедневные тренировки. Душ — раз в 10 дней. Исследователь и научный сотрудник Института медико-биологических проблем РАН Анастасия Степанова рассказала нам о своём участии в международном космическом эксперименте SIRIUS 19.
    — В 2016 году я провела три месяца на исследовательской станции в пустыне штата Юта, в 2017-м — месяц в Арктике. SIRIUS 19 добавил в копилку ещё 120 дней изоляции. Чем отличались проекты? Всем! И в Юте, и в Арктике мы имитировали жизнь на Марсе. Условия были экстремальные. Когда на полюсе происходит нештатная ситуация, самолёт со спасателями ждать не меньше недели. На предыдущих миссиях перед нами стояли научные задачи: мы выходили в скафандрах в пустыню, имитируя изучение Красной планеты и поиски жизни. Если что-то ломалось, выкручивались сами. Чинили, а не ждали запчастей с Земли. На SIRIUS 19 среда была искусственной. Проект проходил в наземном экспериментальном комплексе на территории Института медико-биологических проблем в Москве. Учёные наблюдали за нами днём и ночью. От опасности экипаж бы спасли: открыли бы люки и выпустили. Никаких рисков, никаких угроз. Идеальная обстановка, чтобы сосредоточиться на изучении психологии и физиологии человека в условиях изоляции в замкнутом пространстве.


Эмоциональный интеллект в космосе
    Проект проходил при поддержке NASA — Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства. Нас было шестеро: двое из Америки и четверо из России, поровну мужчин и женщин. Мы с ребятами отлично сработались. Даша Жидова, наш бортинженер, писала в дневнике: «... ничего в экипаже особо не меняется (это, наверное, плохо для психологов). Но они сами нас подобрали — идеально подходящих друг к другу!».

    Да, при подготовке психологи присматривались к нам, наблюдали издали. Но в команду принимали не только по психологическим данным — смотрели на личные заслуги, опыт, навыки. Мы понимали, что мир внутри «бочки» хрупок. Не сдержишь себя, проявишь характер — омрачишь дружную атмосферу. Нарушишь равновесие. Одно неловко сделанное замечание меняет настроение всего экипажа. Никто не идеален, все работали над собой. Гасили раздражение. Когда случались межкультурные и языковые недопонимания, отшучивались и пытались объяснить, помочь друг другу. Наши ребята взялись за английский. Они и так неплохо говорили, но хотели свободно общаться с Рейнхолдом, исследователем из США.
    Психика быстро привыкает к новым условиям. Благодаря размеренному, упорядоченному расписанию мы стали спокойнее. В обычной жизни я другая: деятельная, требовательная, иногда жёсткая. В изоляции старалась быть мягче. Не выходить из себя, не напрягаться. Ребята удивлялись, когда я рассказывала, что обычно настаиваю на своём, играя на нервах собеседников. Недоумевали: «Ты же здесь такая мирная!».
 

79 исследований за 4 месяца
    Осенью 2017 года состоялся проект SIRIUS 17. Тогда шестеро членов экипажа провели в изоляции 17 суток, имитировав полёт на Луну и выход на орбиту. У нас было куда больше времени. Успели и высадиться на Луну в виртуальной реальности, и провести множество научных экспериментов. Тренировались на активной и пассивной беговой дорожке, отслеживая, как меняется здоровье и что происходит с выносливостью. Дважды проходили депривацию сна — проверку работоспособности экипажа, его настроения и самочувствия в условиях бодрствования в течение 36 часов.
    Мы выполнили 79 тестов по когнитивной психологии: заполняли опросники и пробовали новые методики. Многие вопросы касались работы в команде.
    «Время» — одно из самых любопытных психологических исследований. По одной из методик нужно без часов и внутреннего счёта сказать, когда пройдёт минута. Я засекала время ребятам, а они говорили, когда, по их ощущениям, 60 секунд истекали. У одних минута тянулась вдвое дольше, у других она была вдвое короче. Тест часто повторялся, но чувство времени у участников эксперимента оставалось неизменным.
    Психологи уже приступили к обработке данных, но понадобится ещё пара месяцев. Учёные тоже люди. Несколько сотрудников сразу после выхода экипажа из изоляции ушли в отпуск. Неудивительно: за нами следили 24 часа в сутки.
 

120 дней по расписанию
    Циклограммы — это наши расписания. Мы получали общую циклограмму на экипаж и личные на каждого участника эксперимента. Иногда менялись местами на беговой дорожке: мол, давай, ты сегодня первый, а я после тебя. Следуя циклограмме, вставали в семь утра и первым делом заполняли психологический опросник о качестве сна. Затем проходили медконтроль: замер давления, температуры и взвешивание. Дальше — либо гигиенические процедуры, либо сдача анализов натощак. В циклограммах было указано время приёмов пищи, исследований, тренировок. Так мы и жили все 120 дней. Удобно!
    В свободное время я писала статьи, читала, тренировалась. Ещё у нас были псевдовыходные: 3-4 свободных часа по воскресеньям. По вечерам тоже оставалось время — после повторного медконтроля и видеосвязи с Центром. Отчитались, доложили, что всё в порядке, — и свободны. Перед отбоем вместе смотрели космические сериалы и фильмы. Пили чай. В обычной жизни у меня куда больше дел! Закончила одно — уже ждёт десяток новых. В изоляции нет неожиданностей. Что положено, то и делаешь.
 

Душ из полотенца и мороженое из порошка
    С водой строго. Душ — раз в десять дней. Но всего не учтёшь. В одном из исследований мы надевали на голову шапочку ЭЭГ, которая считывает активность головного мозга. Чтобы сигналы хорошо проходили, под неё заливают гелевую пасту. После такой процедуры одними салфетками не обойдёшься, надо промывать голову с шампунем. Первый месяц мои волосы напоминали дреды, а потом эксперимент перенесли на день душа, и проблема решилась сама собой. Обыкновенная настройка, налаживание быта. Девушки из нашей команды — молодцы! И бегали, и тренировались, и работали сверх плана. Никаких слёз, истерик и жалоб. Надо — значит надо. Вместо душа у нас были влажные полотенца, которые используют на МКС. Здорово освежали после тренировок.
    Но мы не отчаялись. Придумали, как сделать мороженое: растворяли сухой молочный напиток и сухие сливки в воде, добавляли шоколад, ставили в холодильник — и вуаля! Как-то раз нам привезли яблоки. Даша взялась за дело: вырезала сердцевину, положила внутрь мёд с орехами и поставила в микроволновку. Через десять минут на столе красовались настоящие печёные яблоки, совсем как в детстве! Мы даже пиццу готовили. Вымачивали сухие крекеры в воде, превращали их в тесто, делали маленькие лепёшки и запекали. Сверху мазали сублимированным сыром и добавляли зелень из оранжереи. Творческий подход — наше всё!
 

В замкнутом пространстве
    Родным и друзьям писали через Службу психологической поддержки. Пару раз в неделю получали весточки. Больше никакой связи с миром. Я не скучала ни по Интернету, ни по соцсетям, хотя иногда не хватало данных для статей. Придумать бы что-то вроде «Википедии»! Но и без неё я обошлась: спрашивала психологов и получала ответы на следующий день.
    За четыре месяца мы не успели устать друг от друга. Наоборот, охотно общались. Когда уставали, шли отдыхать в личные каюты. Занимались своими делами. Потом выходили и звали остальных пить чай или тренироваться. С личным пространством не было проблем, как и с гендерными различиями. Даже не задумывались! В Юте было три женщины и четверо мужчин, а в Арктике — две женщины и четверо мужчин. Никто не придавал этому значения. Все мы — члены экипажа и профессионалы.
 

«Прокладывая путь к мечте»
    На SIRIUS 19 я отвечала за оранжерею. Научилась ухаживать за зеленью, вырастила базилик, рукколу, чеснок. Благодаря ежедневным тренировкам разобралась в разных типах нагрузок и человеческих возможностях, ознакомилась с медицинскими показателями. Но микробиология, работа с живыми организмами — вот что моё! Полюбила эту науку ещё в Юте. В тесте «Капилляр» я под микроскопом наблюдала за сосудами членов экипажа и впервые увидела, как двигаются в крови эритроциты. Завораживает.
    В следующем году пройдёт SIRIUS 20, но с меня хватит изоляций (смеётся)! Надо идти дальше — впереди настоящие полёты. МКС, Луна — как повезёт. Я не развлекаюсь, а получаю опыт, прокладывая путь к мечте. Центр подготовки космонавтов как раз открыл набор, и он продлится целый год. Любой может зайти на сайт, посмотреть требования, собрать документы и подать заявку. Готовлюсь — пожелайте удачи!